Нинель Виноградова (Чернат) предлагает Вам запомнить сайт «Путь к Свету.»
Вы хотите запомнить сайт «Путь к Свету.»?
Да Нет
×
Прогноз погоды
Читать

Новички

237 пользователям нравится сайт ninel2009.mirtesen.ru

Верность. ч 1я. - Зажги Свечу. (записала Рина).

развернуть

 фрагмент...

-Может быть, ты за пещеру принял что-то другое? - высказал предположение дядя. Я был убеждён, что не мог ошибиться. И мы решили ещё раз подняться по крутому склону высокой горы, поросшей кустарником, с удвоенным рвением осматривая всё вокруг, дядя шёл немного в стороне, Доктор же отстал. Вдруг прямо передо мной сильный порыв ветра пригнул колючий кустарник, неожиданно открыв вход в пещеру. Крикнув дяде, я заспешил к ней, обогнув кусты и, войдя, долго ждал, чтобы глаза привыкли к темноте, но разглядеть что-либо мне не удалось. Пришлось выйти из пещеры и дожидаться Доктора, который с трудом поднимался к нам и, дойдя, присел отдышаться. Он был недоволен и не скрывал этого. -Ну что, ничего не нашли? - допытывался он у нас, - я так и знал. Заставили старого человека лезть, бог знает куда, глядишь, альпинистом станешь! Его ворчливый тон меня рассмешил, я знал, что Доктор по-настоящему не умеет сердиться. -Ты лучше скажи нам, фонарик у тебя? - вкрадчиво спросил его дядя. -Да, а что? Неужели нашли? И он, не усидев на месте, быстрее нас ринулся вперёд. Мы поспешили за ним. Длинный коридор, постепенно сужаясь, расходился в разные стороны, и мы, не сговариваясь, повернули направо.

Мы вошли в большой зал овальной формы с высоким потолком, в центре зала на возвышении стояла каменная чаша. У меня появилось ощущение, что мы там были не одни. Словно в ответ на мои мысли, я услышал тихое-тихое пение, слов нельзя было разобрать. Подумав, что мне это показалось, я продолжал рассматривать заинтересовавшую меня чашу, выполненную с большим мастерством. Но пение стало громче, и уже явственно слышались необыкновенно красивые мужские голоса. Они исполняли гимн, торжественный, сдержанный, в котором чувствовалась небывалая сила и мощь. Меня пронзил трепет - это вступили женские голоса. Они внесли столько мягкости и нежности и придали пению такую выразительность и законченность, что я застыл, весь превратившись в слух. Пение затихало и, когда прозвучали последние звуки, зазвонили колокола. Их переливчатый, радостный звон раздавался так громко, осязаемо, что я огляделся вокруг, пытаясь понять, откуда звон, и увидел, что в пещере стало светло. Серебряные и золотые светящиеся нити переливались вокруг, то исчезая, то вспыхивая вновь, становясь ярче. Перед нами появилась немного размытая, нечёткая высокая человеческая фигура в белоснежном плаще, опирающаяся на посох, закрученный на конце в большую спираль, от которой во все стороны брызнул такой яркий свет, что мне показалось, будто я ослеп. Только спустя некоторое время я решился открыть глаза, но ненадолго - мне было больно от нестерпимого блеска. Весь наполненный новыми для меня ощущениями и не умея их объяснить, я растерянно оглянулся в поисках дяди и Доктора и, увидев их раскрасневшиеся лица и радостные улыбки, немного успокоился. Лишь тогда я почувствовал, как пылают мои щеки, а в груди как будто горит огонь. Стены пещеры раздвинулись, потолок исчез, и я оказался перед высоким овальным столом с куполообразной крышкой, по бокам которого в высоких подсвечниках горели свечи. На меня смотрели необыкновенно красивые, но вместе с тем строгие, и даже суровые, лики трёх старцев с белоснежными бородами, глаза их сияли неземной любовью и добротой. Заглянув в них, я склонился в глубоком поклоне, испытав сердечный трепет, более сильный, чем в первый раз. Когда я поднял голову, то увидел, что со стола исчезла крышка, и перед моими глазами всего лишь на секунду появился ослепительный камень необыкновенной формы и красоты, взглянув на который я испытал сильную физическую боль, но она была несравнима с теми легкостью и радостью, которые переполняли меня. Я почувствовал, что становлюсь невесомым, казалось, ещё немного, и я взлечу. Эта смена ощущений была настолько сильна и непривычна, что я с трудом устоял на ногах и наверняка бы упал, если бы меня не подхватили сильные руки. Немного времени спустя я увидел, что рядом со мной стоит дядя, больше в пещере никого не было, лишь мягкий свет струился и переливался вокруг, подтверждая, что это был не сон. Я заметил, что в высокой чаше горит огонь. Мы покинули пещеру, не говоря ни слова, и присели тут же на земле, недалеко от входа. Прошло время, прежде чем я обрел способность вымолвить слово, с удивлением смотря на дядю и Доктора, узнавая и не узнавая их. Глаза их сияли, переполненные такой любовью и добротой, что я физически ощущал идущее от них тепло. -Что это было, дядя? - спросил я взволнованно. -Ты можешь теперь видеть Духовным Зрением, Алёша, - объяснил он мне, - это было видение, тот Дар, который открывается подготовленному сознанию, способному вынести всю красоту форм и совершенство красок, недоступных обычному земному зрению. -А я подумал, что это плод моей фантазии, - ещё не до конца придя в себя, сказал я, чем их рассмешил. – Значит, и вы видели то же самое. Высокую фигуру в белом, старцев, этот камень, от которого я чуть не ослеп… -Не совсем, - улыбнулся дядя, - фигуру - да, а старцев и камень показали только тебе. У доктора больше развито так называемое чувствознание, и он прочувствовал всё сердцем. -А что мне теперь делать, как быть? -Ты готов к большой работе, Алеша, - продолжил дядя. Я слушал его внимательно, чувствуя, как каждое слово западает мне в душу. -Но ты должен помнить, что не имеешь права использовать этот Дар в корыстных целях, чтобы не причинить кому-либо вреда. Только помогая людям, открывая сердце и отдавая всю свою любовь, ты можешь идти вперед, совершенствуя свой Дух. И другого пути отныне для тебя быть не должно. День клонился к вечеру, когда мы вернулись в лагерь. Я был молчалив, боясь неосторожным словом нарушить торжественность, безграничное счастье и внутренний покой, которые переполняли меня. Заново переживая увиденное, я интуитивно чувствовал, что с этого дня у меня начинается совершенно другая, необыкновенно трудная жизнь. И размышлял о том, достоин ли я этого доверия… Уже позже, дядя в красках, а я в словах описали Доктору всё то, что мы увидели в пещере. И наши ощущения были очень похожи: те же трепет, торжественность и радость. Так началась наша экспедиция. Верность. ч 1я. - Зажги Свечу. (записала Рина).

Продолжение следует...


Опубликовал Владимир Зуев , 23.10.2009 в 12:30

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Владимир Зуев
Владимир Зуев 23 октября 09, в 12:40 Картина Аллы Викторовны Добровольской - Снежная Жемчужина в цветке лотоса. Текст скрыт развернуть
1
Влада Влада
Влада Влада 26 октября 09, в 13:41 Спасибо, интересно. Текст скрыт развернуть
0
Мыкола Корочун
Мыкола Корочун 27 октября 09, в 00:16 ну вы даёте,начитались фантастики и ничего реального в этом смысле. Текст скрыт развернуть
0
Владимир Зуев
Владимир Зуев 27 октября 09, в 11:10 Есть много, друг Горацио, что и не снилось (вашим) мудрецам...
Шекспир...
Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 4

Последние комментарии

Ирина Лучик (Радость)
*
Ирина Лучик (Радость) От бессонницы.. ( И. Л. Р.)
Ирина Лучик (Радость)
*
Ирина Лучик (Радость) От бессонницы.. ( И. Л. Р.)
Ирина Лучик (Радость)
Инициация.
Ирина Лучик (Радость) От бессонницы.. ( И. Л. Р.)
Ирина Лучик (Радость)
Иван Дробинин
Ирина Лучик (Радость)
Иван Дробинин
https://www.google.com/search?q=%D0%9D%D0%B8%D1%82%D1%8C%D1%8F+%D0%A2%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B3…
Иван Дробинин Листая альбомы художницы Нитья Тарангини
Ирина Лучик (Радость)
*
Ирина Лучик (Радость) Листая альбомы художницы Нитья Тарангини
Иван Дробинин
Ирина Лучик (Радость)
В Храме начались внутренние работы.
Ирина Лучик (Радость) С Новым Годом! Проживайте свою жизнь, а не чужие!

Поиск по блогу